Перейти к содержанию

История исследований опухолей. Современность.


Администратор

228 просмотров

Сегодня в онкологии все более отчетливо звучит мнение, что рак — это не следствие накопления случайных мутаций в клетке. 


Пол Уильям Дэвис Чарльз (Paul Charles William Davies), английский физик, писатель и телеведущий, профессор ряда престижных университетов Англии и США, а также директор Центра фундаментальных понятий в науке (Beyond)

Так, Дэвис и его соавтор профессор Чарльз Линьювер кратко изложили своё видение проблемы рака следующим образом: «Мы предполагаем, что рак – это атавизм, который возникает, когда генетические или эпигенетические неисправности открывают древний «арсенал» уже существующих приспособлений, восстанавливающих доминирование более раннего слоя генов, которые контролировали свободные колонии лишь частично дифференцированных клеток, похожих на опухоли. Существование такого инструментария предполагает, что прогресс новообразования (рака) в организме хозяина явно отличается от нормальной эволюции Дарвина». Можно сказать, что рак – это древняя реакция выживания отдельных клеток в неблагоприятном микроокружении (токсичная среда, нарушения трофики, измененный иммунитет). Такие клетки учатся выживать при постоянных чрезмерных нагрузках, осуществляя клеточную репарацию и постоянное самовосстановление (репликацию).

В онкологии до последнего времени главенствовало представление об исключительно генетической природе рака (рак — болезнь генов, нет опухоли без того или иного повреждения генома). За последние четверть века получено множество доказательств его справедливости. Установлено, что причиной возникновения опухоли и ее последующей прогрессии является накопление в клетках мутаций специфических генов (см. выше). Это приводит к изменению структуры соответствующих белков и, как следствие, либо к не адекватной обстоятельствам стимуляции размножений клеток (активация онкогенов), либо к инактивации генов-супрессоров, тормозящих клеточное размножение, либо к сочетанию того и другого (чаще всего).
Согласно альтернативной (эпигенетической) точке зрения, до последнего времени весьма непопулярной, опухоль — результат не повреждения, а неправильной работы генов (рак — болезнь регуляции генов, болезнь дифференцировки), которая может быть обусловлена метилированием ДНК. Вполне очевидно, что относительный вклад генетических и эпигенетических факторов в конкретные формы опухолей варьирует в широких пределах. В этой связи следует заметить, что эпигенетическая регуляция не исчерпывается одним лишь метилированием ДНК, но включает и другие механизмы и компоненты хроматина, в частности белки с хромодоменом.
Недавние исследования привели, однако, к конвергенции этих, казалось бы, непримиримых позиций. Оказалось, что в канцерогенезе две составляющие — генетическая и эпигенетическая, причем относительный вклад каждой из них в конкретные формы опухолей человека варьирует в широких пределах. Гены-супрессоры и гены репарации в опухолях инактивированы в результате либо их повреждения, либо метилирования промоторов (в последнем случае имеет место «эпимутация» как эпигенетический эквивалент мутации, вызывающая те же функциональные последствия). Становится очевидным, что канцерогенами могут быть не только мутагены, но и другие факторы, воздействующие на клеточный метаболизм (в частности, на метилирование).
При канцерогенезе механизм метилирования ДНК существенно нарушается. Наблюдаемое при этом массовое метилирование CpG-островков (неметилированных в норме) обусловлено, по-видимому, не собственно реакцией de novo, а скорее механизмом спрединга, результаты активности которого закрепляются поддерживающим метилированием в ряду поколений опухолевых клеток.
Роль метилирования ДНК в патологии наиболее явно проступает в опухолевой трансформации, когда аберрантная и стабильная инактивация генов-супрессоров приводит к тому же эффекту, что и их физическое повреждение. Это явление было названо эпимутацией, т. е. эпигенетическим эквивалентом генетической мутации. Иногда применяют термин MAGI (methylation-associated gene inactivation).
Параллельно с изменениями генов в перерождающихся клетках происходят геномные мутации — наследственные изменения, связанные с изменением генотипа. Явление кратного увеличения всего набора хромосом в клетке носит название полиплоидия. Полиплоидия была открыта в 1892 году русским ботаником И. И. Герасимовым у зеленой водоросли спирогиры. Оказалось, что подобное повышение содержания ДНК в клетках происходило в ответ на действие неблагоприятных факторов (нагревание, охлаждение, воздействие хлороформом) на водоросли и помогало водорослям выжить в сложных условиях. Очень интересен в этом контексте вывод, сделанный выдающимся генетиком профессором П. П. Иванищуком: «Приспособленность… к изменяющимся условиям… в значительной степени обеспечивается комбинативной изменчивостью, запас которой определяется числом хромосом».

Профессор Г. Автандилов исследовал ядра опухолевых клеток и обнаружил закономерность, которую назвал «законом ступенчатой стадийности канцерогенеза». Согласно этому закону, каждая последующая стадия канцерогенеза отличается от предыдущей увеличением среднего содержания ДНК в ядрах клеток на одну единицу плоидности («код злокачественности»). В клетках нормальной ткани средние значения плоидности не превышают 2,4 с (с — единица плоидности), в клетках доброкачественных опухолей — 2,5–3,4 с. В процессе развития рака возникают пограничные, неинвазивные (не прорастающие в соседние ткани) новообразования, плоидность ядер клеток которых достигает 4,4 с. Опухоли, имеющие средние показатели плоидности (свыше 4,5 с), становятся инфильтрирующими, с нарастающими признаками злокачественности (нарушением дифференцировки, резкой дезорганизацией пораженной ткани, прогрессирующим метастазированием), а также появлением новых биологических свойств. Это карциномы первой (4,5–5,4 с), второй (5,5–6,4 с), третьей (6,5–7,4 с) и четвертой (7,5 с и выше) степеней. Интересно, что полиплоидные клетки появляются как проявление полезной компенсаторно-приспособительной реакции в регенерирующих органах, например, в печени.


Гвидо Крёмер (Guido Kroemer), французский иммунолог и онколог (INSERM)

Впервые за последние годы поднял вопрос об огромной устойчивости в злокачественных опухолях популяций полиплоидных раковых клеток, и их нечувствительности к ДНК-повреждающим химиопрепаратам. Он так же обнаружил, что тетраплоидные клетки повреждаются под воздействием известных аспирина и ресвератрола, которые, как известно, никаким неблагоприятным воздействием на нормальные и здоровые клетки человека не обладают.

Онкология сегодня представляет собой искусственно выстроенную и подчиненную коммерческим интересам систему заблуждений. Эта во многом псевдонаучная система игнорирует огромные массивы знаний, которые в этой системе необъяснимы. Например, помимо «не понятных» стволовых раковых клеток и «не замечаемых» полиплоидных раковых клеток, не вызывала в течение десятилетий интереса и роль неохромосом, встречающихся в клетках опухолей. Неохромосома (Neochromosome) — это атипичная внутриядерная структура, которая содержит нуклеиновую кислоту, с увеличенным, в сравнении с нормальной хромосомой, количеством пар нуклеотидов (в 2–3 раза), которая несет увеличенное количество (от 60 до 100 копий) ключевых генов, участвующих в развитии рака.


Профессор Дэвид Томас (David Thomas), директор Ракового центра Кингхорн института Гарвана (Австралия)

Присутствие неохромосом в опухолевых клетках обнаруживается в 3%-тах случаев от всех раковых заболеваний. Наиболее часто неохромосомы обнаруживаются в клетках сарком, липосарком, в некоторых видах опухолей мозга и крови. Автор новейшего исследования этих структур профессор Дэвид Томас из Австралии считает, что неохромосома «служит домом для многих генов, которые заставляют клетки опухоли расти неправильно», и роль этих хромосом в процессе канцерогенеза должна быть тщательно исследована. Надо отметить, что генная инженерия рассматривает возможность искусственного и полезного для человечества изменения наследственной информации, как раз путем создания неохромосом. В природе давно воспроизводиться подобная модификация генома и биологическую сущность этого явления нам еще только предстоит понять.

Недавно было открыто явление быстрого скачкообразного изменения структуры хромосом при канцерогенезе, получившее название «хромотрипсис» (греч. χρῶμα — цвет и τρiψις — фрагментация). Хромотрипсис (chromothripsis) — это одномоментный клеточный кризис (переворот), ведущий к образованию сложных комплексных (иногда охватывающий целую группу хромосом) хромосомных перестроек. Хромосомные перестройки – это тот тип мутаций, при котором хромосомы изменяют свою нормальную структуру, может происходить утрата участка хромосомы, изменение порядка генов участка хромосомы на обратный, повторение участка хромосомы, перенос участка хромосомы на другую и т.д., то есть участки хромосом могут изменить свое положение, потеряться или удвоиться.


Филипп Стивенс (Philip J. Stephens) Институт Сенгера (геномный исследовательский центр в Кембриджшире), Великобритания

Термин «Хромотрипсис» был введён в 2011 году Филиппом Стефенсом и его соавторами по научной публикации результатов обнаруженных геномных перестроек в раковых клетках. В работе проводилось парноконцевое определение нуклеотидной последовательности первичной структуры ДНК клеток опухоли, и было показано, что в клетках различных типов рака (2–3% всех изученных случаев) могут происходить и сохраняться очень сложные перестройки хромосом, образующиеся одномоментно после массивной фрагментации отдельной части генома. 

Хорошо известно, что хромосомные перестройки приводят к изменению генома в целом. В биологическом смысле такие изменения способны внести различия между особями одного вида, что впоследствии в исторической перспективе может приводить к образованию новых видов живых существ и является одним из возможных механизмов эволюции. Ранее американский эволюционный биолог Лей ван Вален, исследуя хромосомные наборы самой известной и первой бессмертной культуры опухолевых клеток человека (HeLa, получена в 1951 г.), обнаружил несоответствие признаков (число, размеры, форма и т. д.) полного набора хромосом клеток HeLa (49–78 хромосом) нормальному кариотипу человека — 46, XX (женский) и 46, XY (мужской).


Лей ван Вален (Leigh Van Valen) (1935–2010), почетный профессор Кафедры экологии и эволюции Университета Чикаго (США), автор «гипотезы Черной Королевы» (Red Queen hypothesis)

Известна способность клеток He La сохраняться и размножаться в таких условиях, в которых все остальные культуры нормальных и даже опухолевых клеток выжить не могут.   He La — это линия клеток рака шейки матки (плоского эпителия) человека, со встроенным в их геном папилломавирусом (штамм HPV-16). По приблизительным оценкам во всем мире произведенная масса клеток этой линии превышает 50 тонн, а количество научных статей, где объектом исследования были клетки He La достигает 75.000. Необычайная жизнеспособность этих раковых клеток привела к тому, что множество известных клеточных культур, происходящих из других типов тканей оказались заражёнными этими более агрессивными и живучими клетками. Биологи допускают возможность, что He La могут перемещаться с частицами пыли в воздухе, на недостаточно тщательно вымытых руках и приживаться в культурах других клеток. Учитывая несоответствие числа хромосом у HeLa и людей, определенную экологическую нишу клеток HeLa, а также их удивительную способность сохраняться и размножаться за пределами допустимых условий, Лей ван Вален предположил, что впервые в искусственных лабораторных условиях, созданных человеком, возник новый биологический вид, который он назвал Хелацитоном Гартлера. В честь Стенли М. Гартлера, первого исследователя He La.


Стэнли Майкл Гартлер (Stanley Michael Gartler) почетный профессор медицины и генетики в университете Вашингтона. Он был первым ученым, представившим убедительные доказательства теории моноклонального происхождения рака

Принимая во внимание иерархию биологической систематики, Хелацитон Гартлера (Stanley Michael Gartler) по сути может считаться новым видом одноклеточных организмов, но при этом являться ближайшим родственником человека, относиться к отряду приматов и являться млекопитающим. Клетки He La «самостоятельно» распространяются по всему миру, проникают в лаборатории в разных концах света, заражая другие клеточные культуры.  

Нельзя не заметить, что трансформация нормальных клеток в опухолевые может быть запущена постоянно имеющимися в окружающей среде и даже в самом организме факторами и «технически» представляет собой довольно сложный процесс, который трудно принять как случайный. Мутации происходят в строго определенных локусах, и не в одном гене, а в нескольких. Происходят до 7–10 генных изменений и череда геномных мутаций. Приобретение клеткой злокачественных свойств — результат взаимодействий онкогенов как минимум трех разновидностей: генов иммортализации, трансформации и промоции. Этот процесс трудно представить как цепь накоплений случайных дефектов в геноме, длящийся годы и десятилетия. Ряд исследователей считают, что в опухолевой ткани происходят не спонтанные мутации, а запускаются и стабильно функционируют части программ нормального эмбрионального развития. То есть превращение нормальной клетки в злокачественную связывают с ее эмбрионализацией. Злокачественная опухоль для повышения своей жизнеспособности запускает (частично) более простые, но более эффективные программы (механизмы) эмбрионального развития для обеспечения опухолевой прогрессии (индивидуального развития опухоли).

Надо отметить, что все свойства опухолевых клеток не уникальны, эти свойства характерны и для абсолютно нормальных клеток и тканей и проявляются на определенных этапах жизненного цикла:
 *так, способность к неограниченному делению и аутокринной стимуляции характерна для нормальных стволовых клеток;
*способность к повреждающему проникновению в прилегающие ткани характерна для трофобласта. Гемохориальный тип плаценты человека характеризуется тем, что третичные ворсины ветвистого хориона при помощи протеолитических ферментов трофобласта последовательно разрушают эпителий эндометрия матки, соединительную ткань и полностью — стенку кровеносных сосудов. В результате в эндометрии образуются углубления — лакуны, в которые изливается кровь из разрушенных артерий. Благодаря этому третичные ворсины омываются материнской кровью. Из этой крови через трофобласт ворсин всасываются питательные вещества в кровь плода, которая циркулирует в сосудах, расположенных в ворсинах. В условиях эксперимента нормальные клетки, взятые из почки роста регенерирующей конечности и помещенные в атипичное место, например внутрибрюшинно, начинают прорастать в соседние органы. На своем месте эти клетки обеспечивают рост конечности после повреждения (эксперимент на саламандрах). Или другой эксперимент на мышах. Например, если неопухолевые клетки нормальной щитовидной железы, активно синтезирующие тиреоглобулин, извлечь из ткани и поместить в легкие этого же животного, то эти клетки начинают размножаться и вести себя точно так, как ведут себя клетки метастазирующей опухоли — прорастают и повреждают ткань легкого;
*способность к распространению с током крови или лимфы по всему организму. На этом свойстве основано развитие эмбрионов человека. Например, пигментные клетки — меланоциты образуются из скопления клеток, образующих нервный гребень, а затем эти клетки разносятся по всему организму и присутствуют в эпидермисе, надпочечниках, тканях глаза. Клетки трофобласта при беременности разносятся по всему организму матери, а стволовые клетки плода могут жить в организме матери десятилетия.
Можно продолжать перечисление аналогий достаточно долго. Открыт целый ряд необычных эффектов, которые подтверждают предположение, что раковые клетки по своим свойствам похожи на неспециализированные клетки, характерные для ранних стадий эмбрионального развития.

Удивительный результат недавно получили американские биологи. Им удалось клонировать здоровый эмбрион мыши, используя в качестве исходного генетического материала раковые клетки из опухоли головного мозга. Они впервые продемонстрировали, что гены раковой клетки могут дать начало нормальному эмбриону.

Том Каррен (Tom Curran) с коллегами показал, что из раковой клетки может быть получен клон нормального животного. Tom Curran, работающий в исследовательском госпитале штата Теннесси, произвел те же манипуляции, которые использовали создатели Долли. Разница заключалась лишь в том, что в этом эксперименте в яйцеклетку мыши было введено ядро от опухолевой клеткой, соответственно, с опухолевой ДНК, в которой ряд генов не подчинялся контролю со стороны организма. На первый взгляд развитие плода с использованием такой поврежденной ДНК казалось невозможным. Плод мыши, согласно современным представлениям, не должен был развиться вообще, либо мог развиваться с сильными врожденными дефектами. Однако, как показал эксперимент, цитоплазме яйцеклетки, очевидно, удалось каким-то образом исправить генетические ошибки, в результате чего сформировались вполне нормальные эмбрионы мыши. Процесс проверки и обновления генетического материала при развитии плода получил название «перепрограммирование» (reprogramming). Пока совершенно неясно, что происходит в этот период в клетке, однако ученые предполагают, что, скорее всего, перепрограммирование не способно исправлять сам генетический код, если он поврежден в ходе мутаций. Более вероятно, что данный процесс регулирует развитие эмбриона, подавая сигналы активации для одних генов и выключая активность других. 

Аналогичные результаты были получены профессором Карреном в соавторстве с Джеймсом Морганом на мышах, где ядра из линии клеток медуллобластомы мышей смогли запустить, хотя и с низкой эффективностью, раннее развитие, в результате чего были получены эмбрионы с задержкой дальнейшего развития.

Надо отметить, что значительно раньше Беатрис Минц и Карл Ильмензее еще в 1975–76 гг. провели серию уникальных для того времени экспериментов, продемонстрировав возможность потери клетками рака злокачественных свойств. Им удалось встроить клетки крайне агрессивной злокачественной опухоли — тератокарциномы (эту опухоль еще называют эмбриональным раком) от мыши одной генетической линии в бластоцисту (зародыш на раннем этапе развития) здоровой мыши другой линии. В результате из полученной в лаборатории искусственным путем бластоцисты (зародыша) при подсадке в матку развился, во-первых, здоровый мышонок, а пересаженные опухолевые клетки при этом не убили ни плод, ни мать. Во-вторых, родившееся животное и его потомство унаследовали признаки мышей обеих линий. То есть, в теле эмбриона раковые клетки потеряли свои злокачественные свойства, а потомки этих опухолевых клеток сформировали здоровое тело нормальной мышки. Были сделаны важные выводы, что злокачественная опухолевая клетка может быть тотипотентной, выполнять роль нормальной стволовой клетки, нести неповрежденную наследственную информацию об организме, из которого она произошла, и, самое важно, что при определенных условиях злокачественность может стать обратимой.

Нормальные генетически мозаичные мыши, получили от Беатрисы Минц название аллофенных животных. Польский ученый Анджей Тарковский несколько ранее предложил для обозначения таких индивидов другой термин, который сегодня более распространен, – химеры.

Когда у мышонка появлялась шерсть, то окраска у него оказалась не белой или черной, как у родителей, а смешанной, с чередующимися черными и белыми пятнами или полосами. Это является одним из наглядных доказательств, что ткани животных-химер мозаичны, а часть дифференцированных клеток происходит из клеток тератокарциномы, которые совместно с клетками нормального происхождения участвуют в построении здорового организма.

Зародыши — химеры, полученные искусственным путем из опухолевых и здоровых зародышевых клеток, нормально развивались, проходили без аномалий внутриутробный период развития, а позднее после рождения такие мыши нормально росли, размножались и давали жизнеспособное потомство.

Следует подчеркнуть, что если те же клетки опухоли, которые были пересажены в зародыш мыши на ранней стадии развития, трансплантировать взрослому животному, той же чистой линии, то тератокарцинома неизменно начнет свой рост, и достаточно быстро убьёт эту взрослую подопытную мышь. Вывод о возможной утрате клетками рака злокачественных свойств, был крайне важен и открывал перспективы к созданию новой стратегии нетоксичной терапии опухолей. Однако, практических результатов за много лет, прошедших после знаменитого эксперимента достигнуто не было. Дизайн исследования и его реализация все же вызывают много вопросов и сомнений. Карл Ильмензее был участником неприятной истории с обвинением в фальсификации своих научных достижений, когда опубликованные им данные по клонированию животных не получилось воспроизвести в других научных лабораториях.

Впоследствии аналогичные эксперименты были проведены с клетками аденокарциномы молочной железы, плоскоклеточного ороговевающего рака, хондросаркомы (Pierce, Speers, 1988). Другой важный вывод из этого эксперимента заключается в том, что даже высокоагрессивной опухолевой клетке можно возвратить статус нормальной помещением ее в специфические условия. А онкоген при этом, по мнению В. Г. Шапота (1981), элиминируется, например, в результате перемещения мобильного элемента и потери промотора, или репрессируется в результате эпигеномных перестроек.

Ниже приведены данные о потере раковыми клетками злокачественных признаков при изменении условий их микроокружения:
*Embryonic inductive tissues that cause histologic differentiation of murine mammary carcinoma in vitro. DeCosse J. J., Gossens C., Kuzma J. F., Unsworth B. R., 1975. Получена дифференцировка опухоли молочной железы при непосредственном контакте с мезенхимой и печеночной тканью мышиного эмбриона или при контакте через мембранный фильтр. Через 14 дней культивирования в опухоли появились дольки и протоки.
*Differentiation of a mouse mammary tumor in vitro. Gossens C. L., Unsworth B. R., 1972. Культивация аденокарциномы из спонтанной опухоли молочной железы мыши с различными тканями мышиных эмбрионов при их непосредственном контакте или контакте через миллипоровый фильтр. Через 14 дней была отмечена дифференцировка клеток. Наиболее активно этот процесс индуцировала эмбриональная мезенхима.
*Experimental activation of the differentiation ability of malignant cells. Esilern-Aspang F., Kratochwil K., 1963. Культивирование злокачественной куриной саркомы с хордой 4–5-дневного зародыша цыпленка приводило к образованию в саркоматозной ткани участков гиалинового или волокнистого хряща.

*Proceedings: Differentiation of nephroblastoma. Rousseau-Merck M. F., Nezelof C., 1976. Получили агрегацию клеток нефробластомы и образование канальцев при сокультивировании опухоли с тканями мочеточников и среднего мозга куриных эмбрионов.
Приведенные данные позволяют объяснить феномен спонтанной регрессии опухоли (см. раздел «ОНКОЛОГИЯ»). В результате внешнего воздействия, например сильного стресса, ложной операции, сопутствующей инфекции, проведения биоэмбриотерапии или вакцинации по Троицкой, опухолевые клетки получают некий сигнал, изменяющий их генетическую программу развития, происходит (открытое в лабораторных условиях) перепрограммирование злокачественных клеток — реверсия — превращение раковых клеток в специализированные нормальные. Клетки начинают дифференцировку — специализируются и переключаются на постнатальную программу развития. Опухоль исчезает бесследно.
Потенциал возможностей новых стратегий лечения рака еще предстоит исследовать, но уже очевидно, что препараты, основанные на дифференцировке и нормализации опухолевых клеток:
1) не токсичны;
2) позволяют быстро достичь выраженного эффекта;
3) дают длительные сроки 
лечебного эффекта.

Биология опухолей мало интересует онкологов-клиницистов, ведь в этом много сложного и непонятного, однако нас неминуемо и скоро ждет глубокое переосмысление современных представлений о раке. Например, достаточно неожиданной для специалистов стала информация, что экзосомы, которые выделяют опухолевые клетки, могут переносить микро-РНК, и при попадании в определенные здоровые клетки превращать их в опухолевые. Экзосомы – это давно описанные структуры, известно то, что они обеспечивают адресную передачу информации между удаленными клетками, перемещаясь с током крови или лимфы по всему организму, но прямое участие таких структур в канцерогенезе, когда экзосомыне только способствуют размножению опухолевых клеток и их снабжению новыми кровеносными сосудами, но и перепрограммируют на расстоянии здоровые клетки в злокачественные – это крупное открытие. Таким образом, метастазы могут возникать не только из мигрирующих опухолевых клеток или комплексов, но и из нормальных клеток под действием экзосом первичной опухоли. 

В экспериментах под руководством профессора Каллури экзосомы, произведенные клетками человеческого рака молочной железы, вводили здоровым мышам.  У этих подопытных грызунов возникали злокачественные опухоли, состоящие из трансформированных мышиных клеток.  Если же мышам вводили экзосомы от здоровых людей, то опухоли не возникали. Важно, что мыши так же оставались здоровыми, если в экзосомах, которые им вводили в эксперименте от раковых больных, предварительно блокировали синтез микрорегуляторных человеческих РНК.

Следует отметить, что уже в 1937 г. впервые в мире советским ученым была доказана возможность получения опухолей у животных после введения экстрактов из тканей умерших от рака людей. 

Леон Манусович Шабад, профессор, академик АМН СССР, один из основоположников и создателей отечественной экспериментальной и профилактической онкологии

Шабад при вскрытии умерших от рака людей извлекал печень (печень была свободна от опухоли или видимых метастазов), получал из нее бензольный экстракт, затем отгонял из экстракта бензол и в виде водной нетоксичной суспензии вводил извлеченное вещество подопытным мышам. Через некоторое время в месте введения у животных возникал рак или саркома.  В ходе дальнейших исследований было установлено, что образование злокачественных опухолей вызывали так же экстракты из легких и желчи больных раком. Действующий фактор находился в неомыляемой фракции, и, вероятно, мог быть стероидом. Интересно, что экстракты тканей пожилых людей, умерших не от рака, так же могли вызывать злокачественные опухоли у животных, но значительно реже.

Шабад с коллегами обнаружили так же, что водно-солевые экстракты уже из самих раковых опухолей человека способны вызывать злокачественные новообразования после подкожной инъекции у подопытных животных в месте введения. Не смотря на многие открытые вопросы, Шабад на основе этих экспериментов сформулировал концепцию об эндогенных бластомогенных веществах. М. О. Раушенбах и другие ученые развивали это интересное направление, но серьезного дальнейшего развития оно все же не получило.

  • Like 5

0 Комментариев


Рекомендуемые комментарии

Комментариев нет

Гость
Добавить комментарий...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

×
×
  • Создать...